* Быстрый поиск


* Социальны е  кнопки

Автор Тема: Страна больших невозможностей  (Прочитано 742 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн djjaz63

Страна больших невозможностей
« : Сентябрь 03, 2020, 08:01:01 pm »
 Страна больших невозможн остей



Когда немцы вошли в Варшаву, еврею Эдди Рознеру пришлось стать смелым. Он отправилс я в гестапо и выдал себя за арийца. Документы сгорели вместе с домом! Его семья голодает! Офицер выдал ему мотоцикл с коляской, полной еды. На нем-то знамениты й на весь мир трубач и въехал в СССР. На границе ему бросились в глаза бабы, курочивши е ломами дорожное покрытие, и он начал подозрева ть, что попал не туда.
Знамениты й джазмен Эдди Рознер эмигриров ал из Советског о Союза в 1973 году. В это время его слава клонилась к закату, а после эмиграции имя Эдди оказалось под запретом, и теперь он почти забыт. Вспомнить о нем стоит: уж больно хороша сама история Эдди, фантастич ески одаренног о человека и такого же фантастич еског о авантюрис та, Остапа Бендера с трубой. Вот только Бендер пытался сбежать из СССР, а Рознер нелегальн о проник в страну Советов, провел в ней почти всю жизнь, и, как это ни удивитель но, уцелел.
Эдди Рознер, сын эмигриров авшег о в Германию из Польши сапожника, начал играть на скрипке в 4 года, окончил Берлинску ю консерват орию, но потом увлекся джазом, освоил трубу и быстро преуспел. Он играл в лучших берлински х джазовых бэндах, много гастролир овал. Армстронг называл его «мой белый братец» и курил с ним марихуану . В ту пору он – типичный богемный персонаж Берлина времен Веймарско й республик и, Мекки кабаре и ночных клубов. Берлин жил иначе, чем остальная Германия, но в 1933 году Гитлер все изменил – пришло время коричневы х рубашек и сапог, резиновых дубинок и плеток, запретов на профессию и концлагер ей. Эдди Рознер не стал этого дожидатьс я: уехав на гастроли, он не вернулся в Германию. Перебравш ись в Польшу, Рознер сменил имя Адольф на короткий артистиче ский псевдоним и перестал быть тезкой фюрера.
Польша – окраина Европы, бытовой антисемит изм здесь, в отличие от Германии, был куда более агрессиве н, но государст венно й политикой он не стал. Варшаву было не сравнить с Берлином, но работать здесь было можно. Рознер создал собственн ый джазовый оркестр и гастролир овал с ним по всей Европе: к концу тридцатых он стал вторым после Армстронг а трубачом мира. Тогда же влюбился в дочку знаменито й польской актрисы Иды Каминской . Рознер решительн о не нравился родителям Рут, трубач казался им проходимц ем. Счастья могло бы и не быть, но Эдди Рознеру помогло несчастье . В 1939 году Гитлер напал на Польшу, вермахт громил польские армии, люфтваффе разносил осажденну ю Варшаву. Рознер и семейство Каминских прятались от бомбежек в одном подвале: там он и сделал предложен ие Рут, и ее родители их благослов или. Будущая теща даже преподнес ла им подарок – кольцо и банку сардин.
Когда бомбежки стихли и в город вошли немцы, еврею Рознеру пришлось действова ть смело. Он отправилс я в еще не успевшее освоиться на новом месте гестапо и выдал себя за арийца, застрявше го в Варшаве берлинца. А смуглой кожей он-де обязан матери итальянке . Ему нечего есть! Его семья голодает! Документы сгорели вместе с домом! Офицер отправил его назад на мотоцикле с забитой продуктам и коляской. На первый раз сработало, но Рознер понимал, что все-таки нужно бежать. Другого пути, кроме восточног о, у них не было. Правдами и неправдам и Рознер, его музыканты и новая родня добрались до занятого Красной армией Белостока и вскоре оказались в советской Белорусси и, бывших восточных воеводств ах Речи Посполито й. Эдди Рознер – 29-летний молодец, талантлив, красив и обаятелен, помят с дороги и сильно обескураж ен. Ему тут же бросились в глаза бабы, курочивши е ломами дорожное покрытие. Ничего подобного он прежде не видел, так что начал подозрева ть, что попал он не туда. Как теперь жить, понадобит ся ли этой стране его музыка? Как ни странно, она ей была очень нужна.
Позже этот короткий период назовут «сталинским неонэпом»: бедность вышла из моды, с самого верха заговорил и о том, что надо хорошо одеваться, знатных людей страны Советов начали премирова ть костюмами, радиоприе мника ми и даже машинами. Хорошая, дорогая вещь – все еще недоступн ая редкость, но при этом ее реабилити ровал и, обладать ею престижно и похвально, революцио нный аскетизм ушел в прошлое. Сталин сказал: «Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселей», – и образом страны на какое-то время стали песня, танец, плывущий по Москве-реке белый пароход, дома-дворцы, сияющая улыбка Любови Орловой. А без музыки веселья нет, и во все союзные республик и была спущена разнарядк а обзавести сь оркестром классичес кой музыки, народным ансамблем и джазом. Кадры имелись не везде, так что попавший в советскую Белорусси ю джазмен мирового уровня оказался подарком.
В 1940 году Рознер стал руководит елем Государст венно го джаза БССР. То, что он получил оркестр, заслуга первого секретаря ЦК Компартии Белорусси и Пантелейм она Пономарен ко, оказавшег ося большим любителем джаза. Позже Пономарен ко будут называть антисемит ом: в войну он запретит принимать в партизанс кие отряды беженцев из гетто. Но Рознеру Пономарен ко будет помогать всю жизнь, так долго, как только сможет. Оркестр получил самое лучшее оборудова ние, какое только можно достать в стране – и начался его предвоенн ый триумф. Прошедшие с огромным успехом гастроли в Москве, поездки по Союзу, выступлен ие в Сочи перед Сталиным – оркестр играл перед пустым залом, вождь сидел в занавешен ной ложе. Это был очень короткий период, он продлился меньше года, но те, кто был на концертах Эдди Рознера, запомнили его на всю жизнь. И дело было не только в прекрасно й музыке – он и сам казался гостем из другого мира. На советской эстраде тогда задавали тон другие лица, на их фоне Рознер выглядел аристокра том. И мастерств о у него было другого уровня: по преданию, послушав в Москве Рознера, Леонид Утесов сказал своим музыканта м, что им на эстраде больше делать нечего.
То время, которое Рознер провел в СССР перед войной, по советским меркам было счастливы м. Во время финской кампании кое-где снова ввели продуктов ые карточки, очереди за промтовар ами меньше не стали, но в воздухе чувствова лся подъем. Людям нравилось, что страна возвращае тся к прежним, царским границам, у многих подросли и зарплаты. Музыка Рознера попадала в дух времени – он был бешено популярен, но продолжал ось это недолго, до войны. Потом эвакуация, фронтовые концерты. А после войны Рознер и его музыканты очутились в другой стране. Послевоен ная нищета была совершенн о чудовищно й, для того чтобы люди хоть как-то ее выносили, требовали сь враги. Внешним врагом стали недавние союзники, внутренни м назначили евреев – так бытовой антисемит изм в СССР стал государст венны м. «Дело врачей» и подготовк а концлагер ей для депортиро ванны х были впереди, но для того чтобы понять, куда дует ветер, Рознеру хватило реплики невеликог о белорусск ого чиновника да изменивше гося отношения Пономарен ко. СССР превращал ся в ловушку, но рядом была еще не до конца советизир ованн ая Польша, и туда возвращал ись эшелоны с беженцами . Эдди Рознера и его семью из Союза не выпускали, и он попытался бежать. Были куплены документы, переклеен ы фотографи и. Он, Рут и их дочь Эрика должны были затерятьс я в эшелоне – но им не повезло. Рознеру предстоял о примерить зэковскую робу. На Лубянке его допрашива л сам Берия, но резонансн ое дело сшить не удалось. Эдди получил 10 лет колымских лагерей, Рут на пять лет отправили под Кокчетав. На Колыме он бы и сгинул, но его спасла музыка – и женщины.
В 1946 году ГУЛАГ был огромным хозяйство м, государст вом в государст ве. Лагерное начальств о гордилось своими театрами и ансамблям и, стараясь заполучит ь в них какую-нибудь знаменито сть. По этапу Рознер не пошел, он остался в Магадане. Так ему удалось выжить, но жизнь в ансамбле была несладкой . На «гастроли» музыканты отправлял ись пешком, морозными зимами они брели от лагпункта к лагпункту, таща на себе инструмен ты. От бескормиц ы и авитамино за у Рознера выпали зубы. У него началась цинга, и его спасла лагерная подруга, подаривша я ему связку чеснока. Эдди любил женщин, женщины любили его, он заводил романы и после женитьбы, а на Колыме у него были сразу две подруги: вольнонае мный счетовод и медсестра . Одна из них родила ему дочь, и он поддержив ал ее всю жизнь.
Узнав, что Берия арестован, Рознер немедленн о отправил в Москву письмо: его дело было инспириро вано лично допрашива вшим его врагом народа, поэтому он должен быть немедленн о освобожде н. Выпустили его только в 1954-м, и он вернулся с Колымы без зубов и с тяжелейши й психическ ой травмой, обернувше йся страхом перед публикой. Возвращат ься ему, строго говоря, было некуда. Его ансамбля больше не было, пока он сидел, Рут завела роман с хорошим человеком, польским врачом. Рут сама ему в этом призналас ь, и он ее не простил: Эдди Рознер был гордецом, изменять имел право только он. С женой Рознер расстался, она и Эрика репатриир овали сь в Польшу, а его из СССР так и не выпустили .
Так началась новая жизнь Эдди Рознера, популярно го советског о шоумена, руководит еля «Эстрадного оркестра» при Мосэстрад е. Ансамбль гастролир овал по всей стране, снимался и в рязановск ой «Карнавальной ночи», и в «Голубых огоньках». Рознер очень много зарабатыв ал, крутил романы с вокалистк ами: «…милая, я сделаю из вас звезду…» – его вторая жена относилас ь к этому снисходит ельно . Квартира в Москве, в самом центре, около сада «Эрмитаж», семь сберкниже к, шкафы с дорогой одеждой, «форд» – отправляя сь на гастроли и совершая обгон, он выехал на нем на «встречку». Один из его спутников погиб, но тут подоспел очередной советский юбилей, а с ним и амнистия. Рознер выскочил из-под уголовног о дела – ему повезло и на этот раз.
Играл он не так, как прежде (выйдя на сцену в первый раз после лагеря, Рознер не смог извлечь из трубы ни звука, пришлось дать занавес), популярно сть была не такой, как в 1941-м. Джаз уходил, уступая место ВИА, огромные ансамбли становили сь нерентабе льны, выступлен ия его «Эстрадного оркестра» с миксом из джаза, вокала, акробатик и и танца были в тренде в 50-е, а в конце 60-х казались анахрониз мом.
И все же он мог бы работать долгие годы, да и преуспева ть до могилы, но ему было скучно. Рознеру хотелось вернуться в прежнюю, досоветск ую жизнь, когда сам Армстронг признавал его равным себе: Эдди думал, что его тянет на Запад, а на самом деле его манила молодость .
В 1971 году его «ушли» на пенсию, и он создал новый ансамбль при Гомельско й филармони и, а еще через два года эмигриров ал в ФРГ. На Западе оставалас ь его родня, и он рассчитыв ал на наследств о одной из сестер. В Западном Берлине Рознер открыл ночной клуб «Гамаше» и прогорел, публика в него не пошла. Сестра тоже его подвела: она вышла замуж, мужу ее наследств о и досталось . Рознер умер в 1976 году, в последние годы он подрабаты вал портье в ресторане . Но Эдди не унывал, собираясь засесть за посвященн ую своим советским приключен иям книгу, так и оставшуюс я ненаписан ной. Назвать ее Рознер хотел «Страна больших НЕвозможн остей».
 
 

 


Sitemap 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39